Пациент не излечим

Эти два дня я обдумывала разговор с психологом центра. Врач вызвала меня вчера на собеседование. Врачу лет 25. Но она заставила меня задуматься…

- У нас в центре мой кабинет под номером 1. С него все начинается. Я консультировала многих больных. Но с вашим мужем все иначе. Он не стандартен. И я даже не знаю, как найти подход к такому человеку. На мой вопрос – вы беспокоитесь по поводу политики? – он ответил: Я нормален. Поэтому я беспокоюсь не так о политике, как о том, чтобы остаться нормальным.

Врач замолчала. Потом продолжила:

- Вам не мало лет. И переделать вас уже нельзя. Но…

- Я знаю, что мне нельзя беспокоиться, смотреть новости, заниматься общественной работой. Мне все теперь нельзя. Но скажите, вы можете успокоиться по поводу будущего ваших детей? Вы сможете спокойно жить, зная, что ваших братьев убивают. Причем любимых братьев…

Врач снова замолчала.

- Мне еще не очень много лет. Но я не смогла ответить положительно вашему мужу. Знаете… я его поняла. Он просто не может жить равнодушно. И если ему запретить болеть душой, ему станет дискомфортно. Он так жил. Он так живет. Скажите, почему он такой?

Тут задумалась я. Как ответить на этот вопрос?

- Маленьким он мечтал найти родителей. И старался делать все, чтобы быть хорошим. А то они придут – а он не такой хороший. Он учился, занимался спортом. И в зрелом возрасте страшно стал переживать, что столкнулся с армией. Много страшных вещей он там видел.

Мы говорили и о личной жизни. И о том, как пострадало сердце от событий в Украине.

- Но ведь это чужая страна, - сказала врач.

- Тогда мы живем на чужой планете.

- Нет, планета у нас общая…

- Тогда и чужих стран не может быть. Везде живут люди. Везде рождаются дети. Трагедия в том, что мы убиваем людей в других странах. И понимаете… ну как можно быть толстокожим?

- Вы, наверное, любите мужа…

- Наверное… - улыбнулась я. – И если бы он был другим, меня бы рядом не было. Он мне очень дорог. И люблю я его за неравнодушие и отсутствие тупости.

- А я думала, что он просто еще красивый мужчина,- улыбнулась врач.

- Само собой! Но красота как раз его не является картинкой – она отражение его внутреннего мира.

- И что будем делать?

- Александр Петрович очень старается. Телевизор он не смотрит. Даже от книг отказался сейчас. Думаю, что справится с лечением.

- И будет переживать дальше за Украину, за Сирию… Я вообще от него узнала о войнах…

- Вот видите… а так бы и не узнали. Может, это и не нужно в России. Но если стараться сохранить в себе нормального человека – думаю, об этом надо не только знать, но и стыдиться. Не только знать, но и сострадать…

- Понятно. Пациент не излечим.

- В плане психики он здоров. Я не могу на него давить и изолировать от всего. Я его уважаю. Но я постараюсь приносить ему самые хорошие эмоции…

Ольга Беляевская.

Об авторе

Рожденная в Германии, воспитанная Украиной, живущая для познания мира в России, Ольга Беляевская - учитель, журналист.

Ольга Беляевская – who has written posts on New Rush Word.


Похожие записи

Оставить комментарий