Страшный день (из цикла «Вы не бОритесь»)

Если бы меня спросили, какой самый ужасный день был в моей жизни, то я бы ответила так.

Это была ночь в детском приюте. Эту ночь мне никогда не забыть. Иногда я вижу эту девочку во сне. И просыпаюсь.

Девочка была слабенькая. Из своих четырех лет два она провела в приюте. Тихая, старалась быть незаметной.

Было воскресенье. Вечером Юля стала жаловаться на боль в животе. В выходной врач отдыхал. Была я, няня и студент-практикант. Боли усиливались. Я позвонила врачу, и она посоветовала дать Новопассит, чтобы ребенок уснул. Как же так? Как можно засыпать в таком состоянии?! Я вызову скорую.

- Только попробуйте, - сказала врач. – Вас немедленно уволят.

И отключила телефон.

Боли становились все сильнее. Я ходила с ребенком на руках, с нее бежал ледяной пот. Я схватилась за телефон. Няня, верный слуга господ, вырвала.

- Ольга Александровна, нельзя. Меня уволят вместе с вами.

Студент метался. Ему было страшно – вдруг умрет? Девочка кричала так, что волосы вставали дыбом.

- Меня кто-то ест! Спасите!

Я сняла трусики, и….. похолодела от ужаса. Из девочки в невероятном количестве лезли глисты. Клубами, пачками… Няня набрала их половину пол-литровой банки.

Я вырвала у нее телефон и вызвала скорую.

Врач осмотрел девочку.

- Принесите противоглистные таблетки, которые вы даете детям. Я принесла.

- Они два года как просрочены. У нее плюс ко всему отравление.

Девочку забрали. Я стала перебирать лекарства, хранящиеся у врача. Мне стало плохо – ВСЕ таблетки были просрочены.

И тут девочку привезли обратно.

- Больше нас не вызывайте, нам из-за вас попало, - сказал врач.

Как потом оказалось, у врача приюта муж был какая-то шишка в медицине. И ему моментально сообщили о происшествии на работе жены.

В принципе, можно было не волноваться. Зачем? Это проблемы девочки и врача. К сожалению, я была не нормальным человеком. И утром, взяв все таблетки, я отправилась в соцзащиту.

Меня встретили. Поблагодарили за бдительность. Сказали, что это преступление. А после обеда…

Меня пригласил к себе начальник соцзащиты. У него в кабинете сидел наш директор – бывший военный прапорщик.

- Вы чего устроили? Вы знаете, что эти дети уже приговоренные? Если даже что-то… значит, так и должно быть. Няня и студент подтвердят, что все было нормально.. Таблетки давно заменены на нормальные. Куда вы пойдете теперь? Вы карьеру себе сломали!

Я сорвалась. Я что-то кричала, говорила… банальные вещи, конечно. И в результате прокляла этого начальника и директора.

- Вы уволены. Вы дура!!!! Мы хотели вас на высшую категорию! А вы погорели из-за отребья, которое все рано или поздно сдохнет!

Земля ушла из-под ног. Как же так, Господи? Так – к детям??????

Очнулась я на какой-то стройке. Рыдала в голос от бессилия. Подошел бомж:

- Дочка… что же ты так плачешь? На… - он протянул бутылку.

- Я не хочу больше жить…

- Знаю. Здесь невозможно жить. Но что я могу сделать?

Вернувшись домой, я получила остаток дерьма от бывшего супруга:

- Ты дура! Ты не думаешь о семье! Тебя из образования турнули! Ты где бабло будешь брать? Из-за девки ты нас голодом уморишь!

Я поняла, что самое страшное уже произошло. Маски были сброшены. И надо было принимать решение – как жить и с кем…

Ольга Беляевская.

Об авторе

Рожденная в Германии, воспитанная Украиной, живущая для познания мира в России, Ольга Беляевская - учитель, журналист.

Ольга Беляевская – who has written posts on New Rush Word.


Похожие записи

Оставить комментарий