Виктор Шендерович. Пронография.

shenderovich

Две консервативные тетушки, которые обращаются в правоохранительные органы с просьбой проверить на порнографию работы всемирно известного фотографа, — это совершенно нормально. Такое может произойти где угодно. Людей на Земле шесть миллиардов, и не все тут искусствоведы.

То, что одна их этих тетушек — детский омбудсмен, а другая — сенатор, — это уже, конечно, сигнал тревоги для нормальной страны: элита не должна состоять из мелких савонарол, чье место, по ментальности, на скамеечке у подъезда. Но все-таки — хотя бы формальные рамки не поколеблены: сенатор обратился в прокуратуру; детский омбудсмен встревожен растлением малолетних… Их право.

Дальше — больше.

Члены некоей организации, среди бела дня блокирующие вход на выставку (на том чудесном основании, что членам организации не нравится содержимое экспозиции), — случай, конечно, уже потяжелее. Но все-таки еще не критичный: как раз на такой случай в нормальных странах и предусмотрена полиция…

Да вот заковыка: дело происходит в России.

И полиция, столь решительная при встрече с одинокими пикетчиками, стоит почему-то в сторонке и ковыряет в носу. Полиция ковыряет в носу, а россияне не могут попасть в Центр им. братьев Люмьер — их туда физически не пускают какие-то детины!

Глава штурмовиков-пикетчиков спокойненько дает пресс-конференцию и сообщает о планах своей организации изучить содержимое выставки и, по результатам изучения, оповестить россиян, позволено ли им будет в дальнейшем посмотреть фотографии Д. Стерджеса. Он же сообщает журналистам, что в ближайшее время оценку фотовыставке даст Следственный комитет…

Мы, конечно, ждем реакции на такое самозванство из Следственного комитета (типа «парень, ты  о@уел?»), — но ждем напрасно: глава Следственного комитета, лесной царь, гроза журналистов, молчит в тряпочку…

И руководство Центра им. братьев Люмьер само закрывает экспозицию!

«Мне бы не хотелось, — объясняется по этому поводу куратор выставки Наталья Григорьева-Литвинская,  — чтобы из-за неадекватных людей, которые посылали мне угрозы, у Центра бы возникли проблемы…»

Вдумайтесь в это объяснение. Интеллигентная женщина, которой в открытую угрожают — в Москве, в 2016 году — не подает заявления в полицию, а покорно исполняет волю угрожающих. Отчего-то она точно знает, что если этого не сделает, проблемы  будут у нее, а не у них.

Дело происходит в России. Но уже, кажется, не в Российской Федерации…

В Российской Федерации, помнится, была Конституция и какие-никакие законы. Ими, конечно, злоупотребляли, их обходили, но их существование хотя бы учитывалось. Законами худо-бедно маркировали реальность — ну, чисто чтобы не тронуться умом…

А сейчас — это уже просто территория. Очень большая, на восьмую часть земной суши, саванна, на которой действует право сильного.

Сильный — давно, а с недавних пор уже и без лишних формальностей — определяется по принадлежности к путинскому прайду. Это — все, что надо для того, чтобы преуспеть в естественном отборе.

Тут надо пахнуть православием, державностью, народностью, презрением к либерализму, офицерством, лубянством… — тогда тебе можно все.  Если ты свой и пахнешь правильно, можно не заморачиваться законами даже для виду.

Теперь уже можно.

Куратор из Центра им. братьев Люмьер понимает ситуацию, увы, вполне адекватно. Она не хочет становиться частью пищевой цепочки, и ее можно понять. Хотя в некотором смысле, должен заметить: она уже стала ею…

А любители качественной эротики могут добыть себе фотку главы Союза офицеров Антона Цветкова и попробовать подрочить на нее.

Виктор Шендерович, The New Times

Об авторе

Писатель, сатирик, публицист

Виктор Шендерович – who has written posts on New Rush Word.


Похожие записи

Оставить комментарий