Алкоголик

Мне врезались навсегда слова главного врача психиатрической больницы Оренбурга Чомного Аркадия Борисовича. Это был не просто гениальный врач – он признан лучшим специалистом кодировки в мире.

- Запомни навсегда. Упрекать человека в алкоголизме то же самое, как ругать за отсутствие руки, за то, что человек болеет раком. И скажу тебе еще больше. Всю свою жизнь я занимаюсь гипнозом. И все мои пациенты в состоянии гипноза говорили мне о  том, что помнят свои прошлые жизни, в которых они ненавидели алкоголиков. Делай выводы сама. Я врач, но мир, который мне  мало известен, я не трогаю, дабы не вызвать гнев Богов, если хочешь…

Я запомнила эти слова.

И будучи журналистом я познакомилась с алкоголиком. Нет, сначала просто познакомилась с благодарным читателем, но он сразу сказал:

- Я не скрываю. Я алкоголик.

Звали его Николай Павлович. Трудяга, узкий специалист в нефтяной отрасли, любил рыбачить, собирать грибы, консервировать. В доме была идеальная чистота.

На тот момент Николай был закодирован в энный раз. Я тогда была не замужем, и он влюбился. Но остановились мы на дружбе, тем более, что оба являлись Водолеями.

Николай Павлович, наварив отменного борща, приглашал к себе бомжей. Любого, которого встретит на улице.

- Пусть поедят. Я один. Мало праздников в этой жизни у людей.

Бомжи у него мылись, лопали борщ, стирали одежду…

Я подумала о том, что навряд ли те люди, которые ненавидят алкоголиков, смогут делать подобное…

Этот алкоголик напоминал мне мощную собаку, которой досталась тяжелая жизнь. Она не жаловалась – просто делилась мыслями…

Алкоголиком Николай Павлович стал после развода с женой. Она изменила ему, но когда ей пришлось усыновить двух детей погибшей сестры, Николай взял на себя помощь в поддержке детей. Жена просила вернуться, но он просто помогал, как и своим двум дочерям.

Как-то я заболела. Николай позвонил:

- Разреши мне приехать… - он плакал навзрыд. – Я буду просто рядом… Я не хочу, чтобы ты страдала…

Алкоголик…

Наступил день, когда кодировку он сорвал. Позвонил в два ночи:

- Я не прошу. Но если сможешь – приезжай. У нас алкоголиков есть потребность в собеседнике. Я погибаю…

Я приехала. Сознание было пьяным, зато подсознание рассказало всю ту боль, которую испытал этот сильный человек. А потом он положил на стол 30 000 рублей:

- Это тебе за то, что не побрезговала приехать.

Я не смогла взять эти огромные деньги. Дружба ведь ими не меряется…

Потом позвонил:

- Почему не взяла деньги? Я от души…

Мой родной дядя тоже был алкоголиком. И тоже его каморка была чистой. И сам он ко мне относился бережно.

- Ты, Ольга, мне кинь у порога тряпку – алкоголик я…

- Дядя Витя… ну что вы… обижаете вы меня… - говорила я, застилая ему диван.

Он не вызывал во мне брезгливости. Его не брали на работу, но тунеядцем он не был. Его ненавидела вся родня, но, кроме сострадания, во мне не было ничего по отношению к больному человеку. Его нет уже в живых, но я всегда с теплом вспоминаю его.

Никогда не пишите о ненависти к больным и страдающим людям. Слышите, никогда. Потому что это низко. Потому что вы не знаете пути человека. И вообще Сострадание  – это значит принятие Бога, Света. СО – это чувство, творение, творчество. Когда вы говорите, что в вас нет СО, подумайте над словами гениального врача Чомного, чтобы  в будущей жизни не стать бомжом или алкоголиком. Кто знает, что впереди нас ждет… кто знает…

Ольга Беляевская

Об авторе

Рожденная в Германии, воспитанная Украиной, живущая для познания мира в России, Ольга Беляевская - учитель, журналист.

Ольга Беляевская – who has written posts on New Rush Word.


Похожие записи

Оставить комментарий