Кому завещал свои сбережения Алексий II

Как сообщает издание «Медуза» со ссылкой на материалы Арбитражного суда Москвы, на счетах Внешпромбанка, у которого в начале 2016 года была отозвана лицензия, хранились личные сбережения покойного патриарха Московского и Всея Руси Алексия II (Алексея Ридигера). По данным источника, в настоящее время на них претендует наследница патриарха — настоятельница московского подворья одного из эстонских монастырей Александра Смирнова (игуменья Филарета, на фото справа), которая была ближайшей сподвижницей Ридигера с середины 1960-х годов.

Согласно данным, наследница состояния патриарха Алексия II (Алексея Ридигера), 80-летняя Александра Смирнова, подала заявление в Арбитражный суд Москвы с требованием включить ее в список кредиторов Внешпромбанка (лицензия отозвана в январе 2016 года). Именно там находились счета, на которых лежали личные сбережения покойного патриарха общей суммой около 300 миллионов рублей — 2,92 миллиона долларов, 8829 евро и 9,37 миллиона рублей; Смирнова требует вернуть ей чуть более 305 миллионов рублей.

Согласно судебным материалам, имеющихся в распоряжении редакции «Медузы», Алексей Ридигер составил завещание еще в 1976 году, назначив своей наследницей уроженку Ярославской области Александру Смирнову. Смирнова (в духовной жизни — игуменья Филарета) была ближайшей сподвижницей патриарха, которая провела рядом с ним более 40 лет. Сейчас Филарета — настоятельница московского подворья Пюхтицкого Свято-Успенского ставропигиального (то есть подчиненного непосредственно патриарху) женского монастыря, расположенного в Эстонии.

В своей книге «Игумения. За святое послушание» Филарета (Смирнова) вспоминала, что поступила в Пюхтицкий монастырь в 1956-м, когда ей было 20 лет. А через десять лет, в 1966 году, Филарету и ее сокелейницу отправили на послушание к будущему патриарху — тогда Алексий был архиепископом Таллинским и Эстонским, а также управляющим делами Московской патриархии. «Тогда я стала приезжать в Пюхтицу, сопровождая [Алексия]», — писала игуменья. Интересно, что книга ее была выпущена в 2013 году на деньги крупного попечителя Пюхтицкого монастыря Максима Ликсутова, который с 2012-го возглавляет Департамент транспорта Москвы.

Напомним, что Пюхтицкий Свято-Успенский монастырь был единственной женской обителью на территории СССР, которая не была закрыта властями за весь советский период; более того, туда даже принимали новых послушниц. Одна из попыток распустить монастырь была предпринята в 1961 году (территорию хотели отдать под санаторий), но ее предотвратил все тот же будущий патриарх Алексий, который тогда был епископом Таллинским и Эстонским.

В 2005 году в интервью изданию «Газета» Алексий II рассказывал, что послушание в резиденции патриарха несут монахини из Пюхтицкого Свято-Успенского женского монастыря. «Руководит ими игуменья Филарета, которая свыше 40 лет ведет хозяйство. Она и подбирает домашний персонал», — говорил патриарх. Именно Филарета была первой, кто узнал о смерти Алексия II, — она нашла патриарха мертвым 5 декабря 2008 года.

В суде против Внешпромбанка интересы игуменьи Филареты представляет адвокат Кравцов. Он же представляет на процессе интересы сопредседателя «Союза православных женщин России» Анастасии Оситис. Она познакомилась с игуменьей Филаретой и будущим патриархом еще в 1970-х годах в Эстонии, утверждает источник «Медузы» в РПЦ. В интервью «Правде.ру» Оситис вспоминала, что «первое настоящее знакомство с религиозной традицией» у нее произошло в Эстонии: по распределению она попала работать в эстонский город Кохтла-Ярве, где она впервые увидела настоящую церковную жизнь. «Чем было хорошо в Эстонии — там не закрывались храмы», — говорила Оситис. Кохтла-Ярве находится в десяти километрах от Пюхтицкого монастыря, который в то время опекал Алексей Ридигер. Анастасия Оситис и ее дочь Ирина Федулова как минимум до 2008 года были акционерами Внешпромбанка. В приемной Оситис от комментариев отказались.

Об авторе

Редактор – who has written posts on New Rush Word.


Похожие записи

Оставить комментарий